В изданиях КНР достаточно широко освещался военный парад в России, посвященный 76-летию Победы в Отечественной войне – на фоне почти полного умолчания о нем западными СМИ. В то же время китайский портал Sohu констатирует: статья о ежегодном российском параде не вызвала большого читательского отклика, показатель в 90 тысяч прочтений для Китая сочтен очень малым. Sohu объясняет это тем, что подобный парад стал уже «рутинным делом», а почти все значимые образцы боевой техники (танки Т-14 «Армата», Т-90М «Утес» и т.д.) уже не раз показывались ранее. Перевод представлен изданием discover24.ru.

Однако китайский портал отмечает единственный «гаджет», который вызвал интерес у большинства читателей: это боевой роботизированный комплекс «Уран-9», который, как о нем сообщают, имеет реальный опыт боевого применения в Сирии. Кроме того, это также первая беспилотная наземная боевая машина у ведущих военных держав, которая получила широкую огласку.

В связи с этим в статье, опубликованной сегодня, 14 мая, Sohu более подробно оценил российскую новинку, ее возможности, достоинства и недостатки.

Прежде всего, «Уран-9» – это не единое название боевого робота, а скорее общий термин для полного набора его «систем», официальные номера и обозначения которых в ГРАУ до сих пор не разглашаются. Исходя из общей конструкции системы, «Уран-9» фактически включает следующие модули подсистем:

Боевой модуль, который состоит из 4-6 небольших боевых беспилотных машин (тех самых «роботов» с фото), сконструированных на шасси легкой боевой машины. Теоретически он может нести полный набор вооружения и оборудования от бронетехники до полевой ПВО, а также дополнительно оснащен блоками связи, прицела и управления огнем.

Командный модуль, который представляет собой бронетранспортер с командирской кабиной, оборудованной средствами связи и несколькими «командными постами», каждый из которых оснащен системой отображения и управления ситуацией на поле боя. Как правило, один человек управляет одним боевым роботом, выступая в качестве его «главного мозга».

Транспортный и сервомодуль – в основном это тяжелые бортовые прицепы и специальное оборудование для осмотра и обслуживания. Будучи гусеничным транспортным средством, боевые роботы должны полагаться на сверхпрочные бортовые транспортные средства для своей перевозки к месту применения, что заодно повышает маневренность всей системы.

Согласно информации, объявленной в российских СМИ, у показанного типа боевого робота-машины длина корпуса составляет около 6 метров, высота (включая боевой модуль) – 2,5 метра, ширина – около 2,3 метра. Это больше, чем широко известная 3,6-тонная десантная танкетка Wiesel германского Бундесвера, а боевая масса «Урана» оценивается примерно в 8-10 тонн.

Боевой робот, появившийся на параде на Красной площади, на сей раз был оснащен двумя системами вооружения.

Первая из них – 30-мм скорострельная пушка 2А72, имеющая облегченную конструкцию по сравнению с типом 2А42, используемым в боевой машине пехоты БМП-2 первого поколения. Тем не менее, у новой и более «пробивной» пушки не регулируется скорость стрельбы – имеется только один режим 500 выстрелов в минуту, что может считаться хуже, чем у 2А42 с двумя режимами скорострельности.

Второй тип вооружения – это две пусковые установки противотанковых ракет, расположенные по обе стороны от башни боевого модуля. По визуальным оценкам, это четыре сверхзвуковые противотанковые ракеты 9М120-1 «Вихрь», разработанные еще Советским Союзом в канун его распада. Образцы данного тяжелого ракетного оружия, поступившие в Советскую Армию в 1990 году, в основном применялись в противотанковой авиации – для вооружения вертолетов Ми-28 и штурмовиков Су-25Т (в очень небольшом количестве).

С точки зрения характеристик ракеты 9М120-1 и сегодня соответствуют «среднему уровню», то есть лучшим противотанковым ракетам третьего и четвертого поколений. Корпус ракеты имеет длину более 2,7 м, диаметр 128 мм и стартовую массу около 47 кг. дальность полета составляет от 4000 до 6000 метров, ракета имеет тандемную бронебойную боевую часть массой 7,5 кг, а глубина бронебойности составляет около 1000 мм в условиях испытательного поля.

Следует учесть, что набор вооружения не ограничивается только такими вариантами. Фактически, исходя из модульной конструкции боевого робота, имеется выбор из различных схем несения оружия. Например, можно установить 12,7-мм крупнокалиберный пулемет НСВ, автоматический гранатомет АГС-17, пулемет общего назначения типа ПКТ и другие комбинации, которые могут использоваться в качестве средств огневой поддержки пехоты как вместо пушки 2А72, так и в совместном с ней варианте.

Вместо ракет 9М120-1 «Уран-9» теоретически может нести противотанковые ракеты 9М133 «Корнет» и даже переносные зенитные ракеты, такие как 9К38 и 9К310 «Игла-1», выполняя роль полевой ПВО. Чтобы быть совместимым с таким количеством задач, прицельная система этого типа боевого робота должна быть также достаточно мощной. Скорее всего, это фотоэлектрическая прицельная система, аналогичная той, что используется на боевой машине десантников типа «03А», испытываемой сейчас армией КНР.

По огневой мощи робот «Уран-9» превосходит БМП-2, состоящую на вооружении российской армии, но его защитные возможности недостаточны. Боевой робот не имеет дополнительной брони или активной защиты – используется лишь базовая броня, которая выглядит относительно тонкой. Но с учетом фактического типа конфликтов, с которыми сталкивается российская армия, где интенсивность относительно невысока, и в большинстве случаев главными угрозами являются крупнокалиберный пулемет или противотанковая ракетная установка, такие оборонительные характеристики боевого робота приемлемы. Кроме того, даже если такой «боевой робот» будет уничтожен, это не приведет к потерям для личного состава армии.

Каким бы мощным ни был боевой робот, ему необходимо использовать дистанционное управление командным модулем, чтобы играть свою установленную тактическую роль. Из возможных технологий управления российские военные могут обеспечить только прямое микроволновое управление.

В принципе, можно использовать БПЛА для ретрансляция сигналов либо управлять роботом при помощи спутниковой связи, но сложно добиться на наземных боевых машинах установки спутниковой антенны с большой апертурой. Использование искусственного интеллекта для непосредственного и автономного принятия решений боевой машиной – это пока  что перспектива будущего, может, уже и не столь отдаленного.

Эффект управления ограничен в некоторых сложных условиях местности. Может быть, для робота получается нормально сражаться в пустыне или на окраинах небольших городов, как на сирийском поле битвы, но городские условия, местности с тропическими и субтропическими холмами и кустарниками – более сложные условия для беспилотных боевых машин.

Вам может понравиться

EurAsian Times: новые военные технологии РФ являются катастрофой для США

В индийском информационном агентстве EurAsian Times отметили, что новейшие российские военные технологии являются огромной проблемой для Соединенных Штатов. Аналума Гхош, автор материала, отметил, что американские военные очень обеспокоены тем, что

Командующий НАТО: к 2030 году в Европе будет 450 самолетов F-35

США и другие союзники по НАТО намерены развернуть в Европе к 2030 году 450 истребителей F-35, заявил генерал ВВС США Тод Уолтерс, верховный главнокомандующий войсками НАТО в Европе. Об этом

Грузия целенаправленно прощается с советским оружием

Несмотря на официальные публичные заверения НАТО о том, что в обозримом ближайшем будущем Грузия не будет принята в Североатлантический альянс, грузинское военное ведомство исправно исполняет «рекомендацию» НАТО об избавлении вооруженных
Погода в России: