Поскольку конкуренция США и стран НАТО с Китаем и Россией накаляется, Navy SEAL – военно-морской «спецназ» США – ищет способы сохранить свою актуальность после двух десятилетий контртеррористических операций. Об этом пишет американское интернет-издание «1945» (19FortyFive). Представляем перевод публикации.

Обозреватель издания Ставрос Атламазоглу отметил, что уже в этом году бойцы Navy SEAL и SWCC (Special Warfare Combatant-Craft Crewmen, служба боевых кораблей для спецопераций) отработали действия с обычными военно-морскими силами во время учений ударной группы во главе с авианосцем «Дуайт Эйзенхауэр». Во время этих учений спецназовцы играли роль «глаз и ушей» авианосной ударной группы, оказывая помощь в загоризонтном целеуказании, стратегической разведке и непосредственной авиационной поддержке.

«Это гонка за актуальность и возможность проявить себя таким образом, чтобы сделать флот более живучим и более смертоносным», – заявил адмирал Хью Ховард, командующий Военно-морским командованием специальной войны. Также он рассказал о том, как «морские котики» и специальные лодочные команды стремятся стать активом как в так называемой «серой зоне» (оспариваемых территориях и водах), так и в потенциальном конфликте.

До войн в Афганистане и Ираке взводы SEAL регулярно дислоцировались на борту кораблей «Большого флота», обычно авианосцев, в течение шести месяцев. Если где-то в мире разразится кризис, авианосец и его контингент SEAL разместятся там. Такое развертывание позволило военно-морским специальным войскам иметь отношение к флоту в повседневных операциях.

По мере того, как борьба с терроризмом постепенно свертывается, военно-морские спецназы снова стремятся быть ценными для Большого флота, поскольку они превосходят их в задачах, которые отличают его от остальной части сообщества специальных операций США, а именно в морских специальных операциях под водой и на поверхности, – отметил Ховард.

«Речь идет об усложнении целей наших противников, подрыве их уверенности, создании условий на раннем этапе в запрещенных областях… чтобы привлечь внимание врага», – сказал Ховард. В конфликте с Россией или Китаем вооруженные силы США не обязательно будут пользоваться военным превосходством, которое они имели против террористов и повстанцев.

Когда дело доходит до подводной области, у команд SEAL есть большой актив в виде их особых средств доставки – SDV. Эти мини-подводные лодки трудно обнаружить, что позволяет операторам SEAL тайно приближаться к вражеским гаваням и берегам, атаковать вражеские суда, вводить и выводить небольшую группу для проведения разведки или устраивать засады или рейды. SDV можно запускать с обычных подводных лодок, надводных кораблей и даже с вертолетов.

Военно-морская специальная война также способна осуществляться в других направлениях. Специальные лодочные группы управляют флотом небольших надводных катеров специального назначения, которые могут незаметно маневрировать вблизи берегов противника, вводить или выводить группы специальных операций, проводить стратегическую разведку или рейды прямого действия и засады.

Военно-морская специальная война должна «создать условия для подрыва доверия у противника» и предоставить гражданским лидерам дипломатические рычаги воздействия и гибкие варианты реагирования в случае кризиса или конфликта, считает Ховард. Действия сил военно-морского спецназа способны повысить живучесть флота, нарушая или отслеживая возможности целеуказания противника, такие как противокорабельные ракеты и радары.

Так, в Китае 18 из 25 крупнейших мегаполисов мира с населением более 10 миллионов человек расположены недалеко от побережья или вблизи водных путей. Там сконцентрированы критически важные телекоммуникационные узлы, которые могут стать мишенью для спецназа ВМФ. Побережья России также будут идеальной средой для их операций.

Navy SEAL также инвестирует в новые технологии и оборудование, включая беспилотные воздушные и морские системы, искусственный интеллект и радиоэлектронную борьбу. Эти инвестиции направлены на повышение живучести коммандос и платформ, а также на повышение их смертоносности.

Закон о разрешении национальной обороны от 2021 года разрешил командованию специальных операций США, частью которого является военно-морская специальная война, санкционировать деятельность по радиоэлектронной войне и кибервойне для поддержки миссий. Так что теперь подразделения специальных операций США изучают, как лучше использовать эти новые возможности и полномочия и включить их в свои миссии.

Вам может понравиться

UPI: Для противостояния России в Арктике США хотят привлечь союзников не только из НАТО

Военная стратегия США усиливает акцент на регионе Арктики, который получал относительно мало внимания со времен «холодной войны», но сейчас стал полем «растущей военной активности России». Об этом заявлено в материале

Military Watch: Двухступенчатая ракета от Boeing готовится как противовес российским и китайским «убийцам ДРЛО»

Ракеты дальнего действия класса «воздух-воздух» – российская Р-37М и особенно китайская PL-15 – не имеют себе равных по характеристикам в американском арсенале. На фоне растущих в США опасений по поводу

NI: Этот “чудовищный” российский авианосец так никогда и не вышел в море

В 1988 году, когда Советский Союз уже был близок к своему распаду, на николаевском судостроительном заводе был заложен авианосец, который должен был не просто составить конкуренцию подобным американским кораблям, но
Погода в России: