Недавние показания в Конгрессе председателя Объединенного комитета начальников штабов США генерала Марка Милли свидетельствуют о том, что самая большая проблема с ядерной политикой Америки может заключаться не в старении оружия. Ей может являться президент, который имеет исключительные полномочия по запуску ядерного оружия. Об этом заявил в Forbes Лорен Томпсон, один из директоров влиятельного Лексингтонского института – аналитического центра по вопросам обороны и безопасности. Перевод основных положений публикации представлен изданием discover24.ru.

Овальный кабинет – единственное место во всей ядерной цепочке командования, где нет строго установленного механизма для пересмотра принятого решения. На каждом уровне ниже президента действует так называемое «правило двух и более человек». Цель наличия нескольких участников состоит в том, чтобы гарантировать, что введенный в заблуждение или склонный к неадекватности обладатель полномочий не может в единоличном порядке задействовать устрашающую мощь ядерных сил, что потенциально способно вызвать возмездие в виде ответного удара.

Однако на вершине системы нет никого, кто официально уполномочен подвергать сомнению приказ президента о запуске ядерного оружия. Эксперты по ядерному командованию и контролю единодушны в своем стойком убеждении, что власть президента безгранична и что подчиненные должны выполнять ядерный приказ президента, не подвергая сомнению его мудрость.

Генерал Милли попытался преуменьшить этот факт в подготовленном им меморандуме, в котором излагались подробности телефонного разговора 8 января со спикером палаты представителей Нэнси Пелоси – разговора, в котором Милли стремился развеять опасения Пелоси по поводу того, что президент Трамп может безответственно использовать свои ядерные полномочия.

Милли сообщил, что он тогда сказал Пелоси: «Президент является единственным руководителем ядерных запусков, но он не запускает их в одиночку. Существуют процессы, протоколы и процедуры, и я неоднократно заверял ее, что нет никаких шансов на незаконный, несанкционированный или случайный запуск».

Эта уверенность могла бы быть более утешительной, если бы Милли не сказал в другом месте в своих показаниях, что он не компетентен судить о психическом состоянии президента, включая, предположительно, того, кто решил развязать ядерную войну.

Фактически, он признает в своем меморандуме, что председатель Объединенного комитета начальников штабов даже не входит в систему ядерных командиров. Он наблюдает за системой связи, которая связывает президента с командирами вооруженных сил, которые выполняют приказы, но не имеет юридических полномочий отменять директиву о запуске ядерных ракет.

И министр обороны тоже.

Власть президента в отношении применения ядерного оружия «абсолютна». Но есть простое объяснение того, почему президент имеет неограниченные полномочия на запуск: система сдерживания, от которой зависит выживание США, должна быть способна при всех мыслимых обстоятельствах отвечать на ядерную агрессию, нанося ущерб, неприемлемый для потенциального атакующего.

Но если бы столица подверглась нападению, скажем, с подводных лодок из Атлантического океана, у президента могло быть меньше десяти минут, прежде чем он был бы убит вместе со многими своими ключевыми подчиненными. Было бы неплохо представить, что председатель или министр обороны могли бы успеть оценить законность или соразмерность президентского решения, находясь в нескольких минутах от уничтожения.

Без гарантии того, что система командования и управления останется нетронутой в течение долгого времени, правительство должно иметь возможность действовать быстро в чрезвычайной ситуации, иначе доверие к ядерным средствам сдерживания подорвется, независимо от того, сколько оружия находится в арсенале.

Все это приобретает дополнительное значение, когда известно, что президент непостоянен или рассеян. Джо Байден и Дональд Трамп являются, соответственно, старейшим и вторым по возрасту президентами, когда-либо избранными. Байден явно страдает некоторыми возрастными недугами, а Трамп был совершенно непредсказуемым.

И они не единственные. Президент Рейган покинул свой пост совсем другим человеком, чем был всего восемь лет назад. Ричард Никсон находился в состоянии видимого ухудшения в последние дни своего пребывания в должности – настолько, что окружавшие его помощники предприняли тогда незаконные шаги, чтобы ограничить его доступ к кодам запуска ядерных ракет.

Так что будем надеяться, что генерал Милли просто позировал, преуменьшая свою способность оценивать умственную компетентность главнокомандующего, потому что однажды это может стать единственным препятствием между сумасшедшим президентом и ядерным Армагеддоном.

Вам может понравиться

Flug Revue: Всепогодные транспортники Ан-22 вернулись к действию в России

После распада СССР авиастроительный бренд «Антонова» остался за Украиной. Но что касается военно-транспортного Ан-22, на данный момент единственные в мире летающие самолеты этого типа действуют в составе ВВС России. Об

Шойгу дал жесткий ответ на угрозы министра обороны ФРГ

Сергей Шойгу, руководитель оборонного ведомства РФ, отреагировал на заявление своей немецкой коллеги Аннегрет Крамп-Карренбауэр о том, что НАТО готово воспользоваться ядерными ракетами в случае «агрессии» со стороны России. Ранее Крамп-Карренбауэр

США обвинили КНР в копировании новейшей «украинской ракеты» советской разработки

На новостном сайте «Военное дело» отметили, что представители американской прессы начали обвинять Китай в краже технологий для разработки аналога ракета «Молния», разработанной на Украине. Речь идет о китайской ракетной установке
Погода в России: